19.08.2021

Цифровизация

Oт ручного труда к гиг-экономике
Развитие искусственного интеллекта - новая мировая «космическая гонка»
Наиболее значимым фактором 4-ой промышленной революции принято считать развитие технологий искусственного интеллекта. Их внедрение произойдёт стремительно, и к 2030 году они будет давать порядка 1,2% ежегодного прироста мирового ВВП — больше, чем все ранее внедрённые технологии.
Потребность в научных кадрах и значительных инвестициях привела к неравномерному распределению усилий по развитию ИИ. Об этом, например, говорит география ИИ-стартапов, 40% которых находятся в США, ещё 11% — в Китае, 32% — суммарно в Европе и Израиле (2018).
Эту революцию, определяют такие технологии как искусственный интеллект, сети 5G, интернет вещей, нанотехнологии, 3D-печать, робототехника, квантовые вычисления, биотехнологии и автономный транспорт.
Главной чертой этого этапа, впрочем, являются не сами технологии, а системность и скорость их распространения, которую многие называют экспоненциальной. Технологии ИИ обладают огромным потенциалом для развития человечества, однако уже сегодня мы можем видеть в них новый источник глобальной нестабильности. Вместо того, чтобы сотрудничать для извлечения из неё общего блага, крупнейшие державы и государственные объединения втягиваются в гонку, где наравне с ними участвуют влиятельные корпорации, стремящиеся определить будущее мира.
Роботизация производства и глобальная безработица

Важнейшей сферой применения искусственного интеллекта являет- ся автоматизация труда. Исследование McKinsey показало, что из 749 млрд часов, отработанных в 2015 году во всём мире, 278 миллиардов (то есть 64%) подвержены автоматизации. Уже к 2030 году это могло бы высвободить усилия до 400 млн человек. В первую очередь это касается сфер гостеприимства и общественного питания, а также промышленности, где уже происходит переход к модели Индустрии 4.0.

В то время как роботизация является очевидным благом для стран с развитой постиндустриальной экономикой, где высвобождающийся персонал может найти себе место в других отраслях, в развивающихся странах под угрозой могут оказаться десятки миллионов рабочих мест наименее защищенных работников, которым сложно будет найти лучшее применение. Эти люди будут вынуждены пере- ходить в теневые секторы экономики или эмигрировать, чтобы работать на жителей более обеспеченных стран.
Промышленным компаниям потребовалось предпринять титанические усилия по изменению собственных брендов и корпоративной культуры, чтобы соответствовать новым реалиям, запросам специалистов и потребителей.

Наиболее известным кейсом стала смена позиционирования промышленного гиганта General Electric, которая в 2008 году начала процесс цифровой трансформации. Находясь в острой конкуренции за кадры с технологическими стартапами, GE запустил кампанию «Что не так с Оуэном», рассказывающую историю IT-специалиста, устраивающегося на работу в GE. Результатом стал 8-кратный рост в числе заявок на работу.

Цифровизация формирует новый рабочий класс
Цифровизация придала толчок развитию децентрализованных экономических моделей, таких как совместное потребление, услуги peer-to-peer и краудфандинг, породив экономику платформ и экосистем. В сфере труда это проявилось в растущем спросе на гибкие формы занятости, такие как фриланс или краудсорсинг, ставшие частью «гиг-экономики». Сегодня в это понятие даже входят сервисы такси и поиска исполнителей для бытовых или деловых задач. В то время как новые бизнес-модели облегчают людям доступ к труду и устраняют посредников из цепочки создания ценности, делая их эффективнее, они также устраняют и систему социального обеспечения и гарантий, которые даёт традиционная занятость.